Подкинуть наверх
Стол регистраций, быстро и безболезненно Присоединиться Идентификация
Ищем по постам, комментариям и картинкам
Nibler.ru >> Текст >> Стена(рассказ)

Стена(рассказ)



Да простят мне боги мою бесконечную лень, но я пока что так и не написал концовку "Симбиоз"а. (Часть_1Часть_2) Так что, пока - выкладываю этот рассказ - весь и сразу, целиком и полностью))
(Мистика, ужасы, кровь, кишки по стенам, зомби, Ктулху, в общем - все как обычно)..))



Стена.

Самой неподражаемой
и преданной фанатке
ужасов на свете
Любе К-Ш.


Звон словно тупым твердым предметом бил в виски. Создавалось впечатление, будто я оказался внутри гигантского колокола, и неизвестная сила вдруг решила привести в движение его язычок. Звон будто приблежался, в темноте невозможно было определить расстояние, но, ориентируясь на слух, я мог с уверенностью сказать, что нечто, издающее этот звук движется, и скоро окажется совсем рядом. Он становился все громче и громче, боль становилась все нестерпимей, через темноту начали просачиваться дневной свет. Резало привыкшие к темноте глаза, голова с каждым новым ударом просто разрывалась на части, и вдруг — звон превратился в огромны красный молот в духе мультфильмов про Тома и Джери, и со скоростью ракеты опустился на мою голову, рассыпавшись тучей мультяшных звезд.
Я открыл глаза и рывком сел в постели. Дыхание — тяжелое и прирывистое, сердце
скачет галопом, солнце бьет в глаза... Страшные, знаете ли, сны — это еще пол беды. Шизанутые сны — вот это по-настоящему страшно...
Однако, к счастью, что бы там не происходило, всегда наступает пора просыаться.
Иногда, даже если вы бодрствуете...
Звон, кстати, и не думал изчезать. Он продолжал ритмично терзать мою страдающую утренним синдромом знатной попойки голову, и, похоже, останавливаться не собирался.
Собрав в кулак все свое оставшееся мужество, ощутив себя настоящим мучеником, я преодолел земное притяжения, встал на ноги, покачнулся, схватившись за стену, и, не отпуская спасительной стены, разумеентся, поковылял в ванную, решив, что с вопросом источника непонятных ужасных звуков можно разобраться и потом.
Кое-как умывшись, одевшись, и осуществив обязательный утренний ритуал поиска носков, в соответствии с которым громко и четко матерясь в процессе, зажег плиту, поставил на нее чайник, и только тогда осознал, что настала пора разобраться с моим нежданным пробуждением.
Я вернулся в спальню. Звон и не думал замолкать, даже тише не стал, напротив судя по всему, издающий его изверг почувствовал себя в моем доме полноправным хозяином, и решил оторваться на всю катушку. Пылая праведным гневом, я начал поиски с верхнего ящика стола, плавно перемещаясь вниз, и таким образом, дойдя до последнего ящика, являющегося вечным царством старого ненужного хлама и оплотом хаоса в мое доме.
Доблестно прорываясь сквозь нестнойные ряды зарядных усторойств для давно устаревших моделей телефонов и тучи непонятных проводов, я все же добрался до злостного нарушителя спокойствия, и извлек его на свет божий.
Им оказался старенький телефон, которым я имел честь пользоваться добрых лет пять назад.. Модель его вспмнить я был уже не в силах, по экрану змеились паутинообразные трещины, да и в целом — состояние моего старого товарища оставляло желать лучшего, однако же это несколько не мешало ему бодрым жизнерадостным голосом пытаться обратить на меня свое внимние.
Смерив приступ изумления, я все же нашел в себе силы нажать клаавишу «Ок», и прервать тем самым не в меру бодрый монофонический монолог.
Но сюрпризы на этом не кончились, экранчик взорвался россыпью черно-белых оздушных шариков, и, разлетевшись в разные стороны, они явили миру надпись «Макс+Мари-FOREVER!» .
Вот тут я явственно ощутил дрож в коленках. Как мало нужно человеку чтобы психануть всерьёз. Например старая напоминалка на ни с того ни с сего ожившем старом телефоне. И все бы ничего, поржали-забыли, вот только какого дьявола эта напоиналка пишет мне какую-то чушь про бывшую школьную подружку??!
Стоп. Поводов нервничать нет. Бывает и не такое. Если каждый раз переживать — свихнуться можно. Соберись, тряпка. Тебе пора на работу...

* * *
Вернувшись домой, я решил я придерживаться четкого, отшлифованного за долгие годы до состояния идеала плана. Пальто на вешалку, пиво в холодильник, себя в душ. Кастрюлю на плиту, пельмени в кастрюлю, затем принять внутрь. Включить компьютер. Пиво на стол, задницу в кресло.
Первая банка пошла...
Прочитать тонну-другую словестного мусора, который люди старшего покаления призрительно назвали бы нецензурным производным от слова «Смех». Поинтересоваться, как протекает жизнь людей, на которых мне, в общем то, плевать, в свою очередь рассказать им в кратце о своей, не сомневаясь что им, в свою очередь, моя жизнь не менее фиолетова.
Вторая банка пошла...
Просмотреть пару-тройку «смешных» любительских видео, сохраняя каменное выражение лица. Затем выйти на балкон, закурить.
Третья банка пошла...
Включить очередную серию очередного забавного сериаломусора, или очередной новомодный выкидыш голливуда, упасть на диван.
Четвертая банка пошла...
Пятая банка пошла...
Шестая банка...
Я стоял на балконе, сигарета тлела в руке бесполезным, бесмысленным огоньком, не способным ни согреть холодной ночью, ни разогнать тьму. В голове сменяли друг друга образы прошлого. Захватывали власть надо мной. И мне было нечего противопоставить им...

* * *

- Навечно?
- Навечно. — улыбнулся я.
- Идем! - Мари схватила меня за руку и потащила за собой, плавно перехордя на бег
- Подожди... Куда мы?!
- Увидишь!
Наша школа распологалась в довольно старом здании, явно довоенной постройки. О том до какой именно войны велось строительство, история умалчивает...
Подвал представлял собой едва ли не лабиринт. Конечно, не достаточно большой, чтобы в нем можно было заблудиться, но коридоры и тупики в нем наличествовали.
Одна из его стен была знаковым местом. Каждый выпуск считал своим долгом оставить ней свой след. Школьной администрации и в голову не приходило занятся возвращением первоночального вида стены — ремонт в никогда не используемом подвале был бы довольно глупой затеей. Благодаря этому на ней сохранились надписи, оставленные теми, кто покинул эту школу десятки лет назад. Каждый новый выпуск просто оставлял автогрофы поверх старых, и определять возраст проглядывающих из под краски маркеров выцарапанных надписей не взялся бы никакой археолог...
- Мы должны оставить свой след. Один, на двоих!..
Я посмотрел в её глаза. Они сияли. Они были полны надежды и веры. Веры в будующие, и в то что все только начинается. Они светились. Они — были самыми родными на свете...
Потом, позже, я не раз видел в них этот свет. Я видел как он разгорался снова и снова.
И видел, как он медленно и мучительно гас, когда я говорил о том, что нам нужно рассаться.
Но ее взгляд запомнился мне горящим. Навечно.

Ну что ж, с кем не бывает, на каждом сердце есть свои шрамы, жизнь продолжается, и все такое...
Но я не помню, чтобы писал заметку в телефоне.

* * *


Я, изрядно пошатываясь, вернулся в комнату. Порылся в списке песен, нашел самую подходящую - «Демон-Алкоголь». Тяжело осел в кресло. Залпом добил пиво. После минутного колебания, плюнул на все, и закурил еще одну сигарету прямо здесь, использую опустевшую банку в качестве пепельницы. Едкий дым тут же наполнил комнату, клубясь повсюду серыми хаотичными узорами, и создавая неповторимую атмосферу притона.
В ушах звенело... Нет, не в ушах. Под столом.
Я слез со студа и извлек из под стола проклятый телефон. Похоже, чудо техники задалось четкой и конкретной целью — доканать меня.
На треснутом экране жизнерадостно мигал прямоугольный конвертик. Смс.
Смс?!! На номер, которым я не пользовался больше пяти лет.
Текст лаконичен до гениальности. «Привет».
Меня разобрал азарт. Алкоголь уже достаточно основательно обосновался в моей крови, чтобы воспользоваться своим правом вето, накладывая его на каждую предложенную к рассмотрению разумную мысль, и я нажал кнопу ответить.
«Ну привет. Ты кто?»
«Не узнаешь?»
Я криво ухмыльнулся.
«Что то лицо мне твоё знакомо...»
«Шутник. Давай встетимся?»
«Не вопрос. Зовут то тебя как?»
«Все шутишь. Через час. Там, где мы оставили память навечно. Не опаздывай. Вечность этого не любит.»
Я криво ухмыльнулся. Ага. Уже бегу. Искать вечные следы. На веведомых тропинках, невиданных зверей...
Закурил следующию, задумчиво уставился в погасший монитор компьютера. Была тут какая то очевидная нестыковочка. Любой трезвый вменяемый человек увидел бы её сразу.
Если непонятно — ключевое слово в предыдущем предложении «Трезвый».
Ну бред. Случайность. Ошиблись номером. Ну числется мой номер еще в реестре сотового оператора. В конце концов, я не помню, чтобы в договоре был указан какой-либо срок давности. Да и ни читает никто эти дурацкие договоры...
Ну вот, кто то поедет на встречу в какое то место, где когда то изрядно наследил, и не найдет там никого, а я буду сидеть дома, и глупо хихикать — как же смешно, едрить твою на лево через коромысло, вышло то, а!..
Надо глянуть номер. Вроде в записной книжке его не было. Может цыфры окажутся знакомыми?
Я взял в руки несчастный телефон, и тут же чуть не выронил. Озарение пролилось на меня ведром холодной воды, заставив протрезветь до состояния того самого сакраментального стеклышка за доли секунды — тоже, в своем роде, рекорд...
Мне приходили смс. Я на них отвечал. Они отправлялись. Как-то. Куда-то.
Куда? Черт знает.
Вместо номера адресада на экранчике высветилось слово «Неопределен».
Моргнув пару раз напоследок, он погас.



* * *




Лишение прав, за вождение в «немного несвежем» виде, как это не странно, совершенно меня не пугало. Ну подумаешь, поставлю свое ведро в гараж на пару лет — не смертельно. Случаются с людьми вещи и похуже. Не пугало оно меня до такой степени, что в повороты я едва вписывался, заставляя старенький уставший от жизни автомобиль стонать и плакать.
Завижжали дикими кошками тормоза. Хлопнула дверь.
Здание школы встретило меня не сказать, чтобы уж очень приветливо, однако и не враждебно. Первый сюрприз заключался в том, что школа, оказывается закрыта и опечатана. Причем, если это произошло по случаю каникул, то каникулы эти длятся уже по меньшей мере пару лет. Кирпичная кладка начала осыпаться, фундамент явно просел, добрая половина окон сверкали зазубренными клыками разбитых стекол, но самое интересное — дверь опечатана яркой бумажной лентой. Такой лентой полиция обычно блокирует вход на место преступления. И в другие, не менее интересные места.
Дернул ручку заперто разумеется. Осторожно огляделся по сторонам — вроде пусто, окна близлежащих домов не радуют глаз едким электрическим светом, редкие ночные прохожие не тревожат лежащие на асфальте желтые осенние листья, ветер срывает с деревьев обрывки крон так аккуратно и тихо, будто возомнил себя искусным вором-карманником, решив поиграть в игру, украв то, что всегда пренадлежало ему по праву...
Из багажника извлечен лом, и багажник прикрыт тихо, без стука. Полицейское ограждение сорвано, и подарено заигравшемуся ветру. Хрустит подгнившее дерево двери. Легко поддается. Проход свободен.
Вот только не видно внутри ничерта...

* * *

Старая бензиновая зажигалка испускала дух в жалких потугах вырвать из лап тьмы лишний кусок пространства. Ветер, бесцеремонно ворвавшись в лишившееся ненадежной защиты окон здание гулял по коридору, заунывно напевая о чем-то, понятном только ему. Я медленно шел вперед держась за стену, то и дело спотыкаясь, жалея про себя о том, что не додумался захватить фонарик, проклиная все и сразу — и всзбесившийся старый аппарат, и неведомых сволочей, угробивших мою родную школу, и эту ночь, и свою глупость, да и себя заодно. Что я, черт возьми, здесь делаю?!
Прогулка в слепую по полуразрушенному зданию — довольно глупая, бесполезная, и небезопасная затея, и скоро я в этом убедился. Спускаясь по жалобно скрипящей лестнице, я успел подумать о том, что она, возможно, не выдержит моего веса, но, честного говоря не успел сделать по этому поводу соответствующие выводы.
«Как предсказуемо... Боже, как банально...» - единственная мысль, которая успела промелькнуть в моей голове. Я не знаю, о чем обычно думают люди, летящие в темноту провалвшись сквозь ступени старой прогнившей лестницы, но, мне почему то кажется что в своих перержианиях в тот момент я был просто уникумом. Оба локтя взорвались болью, кожа с них была безжалостно содрана обломками досок, затем их поддержал подбородок, получив хороший апперкот от уцелевшей части лестницы, отчаянно хватающиеся за все подряд пальцы были стесаны обо что-то невидимое, но ужасно шершавое, и, в довершение всего, в процессе моего фееричного полета в недра этого проклятого дурацкого подвала этой проклятой дурацкой школы моя голова на полном ходу встерилась с боковой стеной, теряя то немногое, что осталось от рассудка после первого удара.
В общем, «прилетев» к месту посадки, я был уже «готов». Словно прошитый со всех сторон крупноколиберным пулеметом немецкий Мессер-Шмидт во время второй мировой, я, набрав за время падения изрядный разгон, рухнул на землю, и, как мне показалось, судя по моим ощущениям, взорвался, подобно тому же Мессеру.

* * *


Боже, ненавижу просыпаться по утрам! Опять ведь вчера напился... Ну на кой черт я это делаю?!. Неужели я не могу как нормальные люди, засыпать без алкоголя и тупых бессмысленных посиделок в компании компьютера... И каждый раз я прекрасно понимаю, что по утру прокляну и свою глупость, и прошлую ночь, и все на свете, и снова совершившие дерзкий побег хрен-знает-куда носки, и старую на ладан дышащуюкофеварку, и еще более старую разбитую тачку, по комфорту сравнимую разве что с телегой, и проклятущую сволочь-будильник, что ни как не заткнется, и весь этот без того проклятый мир, и себя заодно...
И эти проклятые крошки в кровати прокляну. И еще раз прокляну. Чтоб знали, сволочи...
Опять жрал в постели. И что ж я такое, интересно жрал, что они — повсюду...
Я сгреб горсть песка, попробовал встать, и тут же все тело пронзила боль. Мессер чертов, мать его за ногу...
Я достал из кармана свой старый телефон. «С добрым утром!» - лучился позитивом разбитый дисплей. Я с негодованием швырнул его в сторону, и тут же пожалел об этом, сволочной аппорат особенно громко и противно пискнув напоследок, замолк и потух, оставив меня в кромешной темноте.
Матерясь от боли, я нашарил в кармане тот телефон, которым пользовался сейчас, и провел для начала осмотр частей тела на предмет наличия и работоспособности. Результат оказался удручающим, ныли стесанные ладони, и локти, голова раскалывалась, на правом виске запеклась кровь, во рту — тоже кровь, и, видимо, нескольких зубов все же недосчитаюсь... Тем не менее, посадка все же была мягкой, в конце полета меня ждала рыхлая сырая земля. Я попробовал встать, и, как ни странно, это у меня вышло.
Врочем, осмотр места приземления тут же развеял полыхнувший, было, во мне оптимизм. Я находился в глухом каменном мешке с полуосыпавшимеся кирпичными стенами. Подняв глаза вверх ничего кроме непроглядной темноты я не увидел, слабенький свет телефонного экрана не добивал и на метр.
Сети разумеется не было...
Я начал методично осматривать стены, снизу и вверх, насколько позволял рост, слева на право, однотипный кирпичный ландшафт ни чем не радовал взгляд, ни сквозных дыр, ни намеков на лаз, ни-че-го...
Телефон в руке жалобно запищал. Я взглянул на дисплей — он пытался сообщить мне потрясающую новость — батарея разряжена. Сообщив мне это, предатель потух, в который раз за это нучь оставив меня в темноте и одиночестве.
Но, буквально в следующее мнгновение мою тюрьму вновь озарил тусклый свет. Оглядевшись в поисках его источника, я увидел свой старый дохлый аппарат в другом углу комнаты. Он моргнул несколько раз, пожужжал вибравызовом, проехав пару сантиметров по земле, затем потух. Потом снова. И снова...
Передвгаясь таким образом, он проехсал добрых полтора метра вдоль стены, затем остановился, протрезвонил сигналом входящего смс, и вновь потух.
Нашарив его в темноте, я первым делом проверил, что за смски приходят под землю, где, по идее, любая радиосвязь со внешним миром должна пасовать. Текст как и прежде был крайне лаконичен. «Туда».
Я бросил взгляд на стену. Вроде ни чем не отличается от трёх других, но...
- Считаешь, стоит попробовать? - обратился я к телефону.
Он не посчитал нужным отвечать.
- Ну, раз ты так считаешь...
Я что было сил пнул стену. Нога отозвалась жуткой болью (сломана?), но стена в свою очередь отозвалась едва различимым в звуке удара треском. Я попробовал снова. Раза с десятого из стены вылетел первый кирпичь. Из прорехи повеяло еще холодом (куда ж еще холодней то?). Стена была выложена всего в один ряд...
Отойдя назад, насколько это позволяли размеры каменного мешка, я решительно двинулся на штурм, используя на этот раз в качестве ударной поверхности плече.
Стена поддалась. К счастью, или к сожалению...
Паника охватила меня лишь в тот момент, когда я осознал, что мне всетаки удастся пройти эту стену насквозь. Старая кладка рухнула вперед, и я рухнул вместе с ней, прикрывая от летящих обломков кирпичей в первую очередь голову, да и вообще, все, что еще можно было прикрыть...
Я едва не потерял сознание снова. Для моего несчастного алкозависимого организма это было уже слишком. Я поднялся сперва на колени, затем в полный рост, принялся отряхивать с себя кирпичную крошку, и тут обратил внимание на телефон, который все еще сжимал в кулаке. Он ритмично вибрировал и моргал треснутым белым экраном, словно...
Эта сволоч смеялась надо мной!
- А не пошел бы ты!... - Я размахнулся пошире, намереваясь разбить его за стену, и аппарат тут же замолк.
- То то же..- Получив какое-никакое моральное удовлетворение от склоки с телефоном, я немного успокоился, и снова начал оценивать обстановку. Коридор, из такого же полуосыпавшегося красного кирпича, как и моя недавняя темница. По крайней мере, есть куда идти... Освещая дорогу этой электронной сволочью, я двинулся в путь.
Как ни странно, ни паники, ни даже страха я не испытывал — один лишь жгучий стыд. Если, скажем, на работе узнают, что я за каким то чертом шлялся по заброшенной школе, да еще и умудрился чуть не погибнуть, героически и самоотверженно доказывая все свой идиотизм, то...
Так, если что — меня избили. В подъезде. И телефон отобрали. Поэтому и хожу со старым, разбитым...
Он снова начал подавать признаки жизни, завибрировав в руке. Я взглянул на дисплей — и окончательно перестал понимать что-либо. На чернобелом дисплее светилась заглавными буквами надпись «DANGER!».
Меня уже начинал душить истерический смех, но в этот момент дальний конец коридора озарился тусклым призрачным светом. Я замер словно перепуганный кролик перед удавом. Свет — это люди. Люди — это спасение.
И мои ожидания тут же оправдались — на вырванном из темноты пятачке появилась человеческая фигура.
- Эй, дружище! - Завопил я.- Эй! Я здесь!
«Дружище» не шевельнулся.
- Эй...
Я двинулся было к нему, но тот вдруг повел головой словно прислушиваясь.
Чертов телефон в моей руке начал пищать, словно пытаясь подражать своим убогим монофоническим динамиком аварийной серене. Надпись на дисплее ритмично замигала.
Я поднял глаза, и увидел, что «Дружище» во весь опор мчится в мою сторону с крейсерской скоростью скаковой лошади. Мне стало действительно не по себе — звук сирены становился все громче и реалистичней.
- Твою мать...-только и сумел я выдавить из себя, и рванул в противоположную сторону.
До спринтерской скорости этого парня я явно не дотягивал, все тело ныло и умоляло немедленно прекратить это издевательство.
Я со всего маху налетел на стену. Черт, тупик... Сзади раздался громкий частый топот, телефон запищал особенно громко и «ушераздирающе», я рванул в сторону, пропуская преследователя вперед, и мой «Дружище» успешно в нее впечатался.
Второго удара хлипкая кладка не выдержала. Парень прошел ее насквозь, споткнулся об бломки кирпичей, и рухнул вниз, а осколки стены рухнули на него тут же, он не успел издать не звука, но, я явственно слышал хруст...
Отойдя от шока, я подбежал к нему. Из под горы кирпичей торчали только ноги в старомодных ботинках и растекалась багровая лужа. Я пригляделся повнимательней — ботинки изодраны вхлам, на левом и вовсе нет подошвы, брюки — не в лушем состоянии.
Господи, я убил сумасшедшего бомжа!
Куда я вообще ломанулся? Что он мог мне сделать-то? Я попробовал сдвинуть придавившую его глыбу кирпечей, но тщетно, она была неподъемной. Это все дурацкий телефон — нагнал жути!
Я снова взглянул на него. На этот раз надпись была такой:
Макс. Health = 58%.
Альфред. Health = 0%.
Макс Win.
- Считаешь, что это игра, да?! Весело тебе, гад?!.А мне что теперь делать?! Что?! Куда мне идти?!!
Экран погас. Видимо он обиделся... Ничего. Переживет. Сам виноват.
Он загорелся снова, но на этот раз надписей не было. Яркая стрелочка, словно компас, указывала на меня. Я повернулся вокруг своей оси, но стрелочка показывала прежнее направление.
Значит так. Сначала мы рубились в файтинг. А теперь у нас квестики...
Хорошо. Поиграем.


* * *

Я стоял у стены. Да, у той самой стены, на которой бесчисленные покаления выпускников оставляли свои росписи. В руке я держал подобронный в куче кирпечей, убившей бедолагу-бомжа, увесистый кусок арматуры.
Почему-то я не сколько не удивился, что стрелка привела меня именно сюда. А куда же еще она меня могла привести? Уж точно не к выходу. К тому же, раз уж на то пошло — туда я и шел.Правда, цель у меня была другая. Вовсе не похожая на то, что я собирался сделать. Ну чтож, жизнь жестока...
- You game over. Козел...
Я размахнулся ржавой железякой и ударил по стене. Потом еще раз. И еще. В сторону полетело кирпичное крошево. Едва не зацепило глаза. Я и не думал останавливаться...
Я не знаю сколько прошло времени. Может быть час, может день. Может неделя, может — целая вечность. Я не чувствовал усталости. Моя голова была пуста. Ни одной завалящей мысли. Никаких эмоций. Ни-Че-Го...
Вот и все. Как говорят в таких случаях, долго ли, коротко ли, а стала кирпичная кладка горою мусора.
И предстал передо мной... Кусок старого, даже древнего, обшарпанного камня. Да, камня. Который был когда-то обложен обложен кирпичной кладкой. Докопался. Горную, блин, породу нашел. Старатель хренов...
Я присмотрелся повнимательней. Каменная глыба за разрушенной стеной имела четкие очертания, и, судя по всему, представляла собой правильный куб. Граница между камнем и черноземом представляла собой прямую линию. И еще — она выгодно отличалась цветом от окружения. Она была ядовито-зеленой...
И так, что мы имеем? Древнюю каменную глыбу. К которой меня привел телефон. Итак, какие у нас в древности были глыбы? Строительные блоки для пирамид? Заначка скульптора? Алтарь?!.
Алтарь... А что у нас положено делать с алтарями? Правильно, окроплять кровью.
И я сделал первое, что пришло мне в голову. Я в него плюнул.
С тех пор как я свалился с лестницы, я не прекоащал отплевываться кровью, вяло текущей из тех мест, где раньше были зубы, так что этого добра у меня во рту хватало.
Ничего не произошло. Не затряслась земля, не пролился призрачный свет, не зазвучал загробный голос.
Зажужжал телефон. Пришло сообщение.
«Да ты сама оригинальность». Я ответил:
«За то ты похоже консерватор. Кто ты? Что тебе от меня нужно?»
«Мне от тебя? Ничего. Напротив, я хочу сделать тебе подарок. Исполнить твое давнее желание.»
«Какое к чертям собачим желание?!»
«Быть вместе. Вечно.»
Озарение накрыло меня холодной волной. Ну конечно. Здесь мы пожелали быть вместе вечно. Мы даже расписались в этом. На этой самой кирпичной кладке, что я только что превратил в гору мусора.
«Соображаешь.»
На камне выступила светящаяся заленым надпись «Макс+Мари-FOREVOR!». Господи, как глупо это выглядит...
«И давно ты этим занимаешься?»
«Вечно.»
Я на миг задумался.
«Того бродягу послал ты? Зачем?»
«Альфреда? О, нет... Зачем мне нужно кого-то к тебе посылать. Некоторое время назад, не помню точно, может пару лет назад, а может пару сотен лет, ко мне пришли двое бродяг. Один из них до смерти замерз, и страстно желал согреться. Второго мучал зверский голод. Их желания были столь неистовы, что я не смог им отказать. Но я не творец и не фокусник, я не достану из воздуха еду, или кролика из шляпы. И я решил их проблемы одним махом. Первого я поджег, и он тут же согрелся. Затем я разбудил первобытные животные инстинкты второго, и чеоез пару минут он знатно поужинал хорошо поджаренным другом. Чтобы проблема не возникла снова, я забрал у Альфреда возможность испытывать голод. Он был так счастлив, что решил остаться здесь навсегда. Разве что, он жутко тосковал по вкусу жареного мяса.»
«Черт. Ну ты и урод!»...
Телефон погас. Но засветился алтарь. Ярким, слепящим, ядовито-зеленым светом...
Быть вместе вечно? Но какой ценой? Что придумает этот каменный извращенец? Не важно. В любом случае, это будет лучше той жизни, которую я веду сейчас. Одинокие депрессивные алкоголики — самые отчаянные ребята на свете, знаете ли...
Я сделел шаг вперёд, и растворился в зеленом сиянии.
Навечно.


* * *

Телефон трещал во всю. Фонарь, пробиваясь сквозь щель в шторах, светил прямо в глаза. На часах 4:00 AM.
Ахренеть я блин выспалась! Приподняв тяжелую со сна голову, я схватила трубку, попытавшись вложить в это движение весь гнев и раздражение. Но вышло так неуклюже, что она чуть не выпала из рук.
Номер не определен. Ну, сволочь, сейчас я тебе обьясню, чем приличные люди в четыре утра занимататься должны!...
- Але!
- Привет, Мари...
- Макс?!!...


Нравится? Жми:

Поступило от Winchester91 9 ноября 2012, посмотрело 810 чел.

24



Похожие посты
  • 63

Help-me.exe Часть 2 - Смерть Макса.

  • 95

Сказки на ночь (Creepy stories)

  • 121

Help-me.exe. Часть 1 - Начало

  • 145

Один ночной звонок

  • 44

Грустная история из жизни

Комментарии7 Комментарии Вконтакте
Привет!
Понравился сайт? Тогда давай к нам! Моментальная регистрация
У нас куча весёлых людей! А еще енот и две черепахи.
Комментарии через Вконтакте, для тех у кого не доходят руки зарегистрироваться. Но Вконтакте-то вы точно есть ;)
Присаживаемся поудобней, заполняем формы, бланки и т.п.
Закрыть окошко
Моментальная регистрация через социальные сети
Или обычная регистрация на сайте
Пошель
Слыш, пацанчик! Ты с какого района? документики есть?
Закрыть окошко
Моментальный вход через социальные сети:
Или проверка личности

Введите ваш логин и пароль в форму

Пошель

О сайте Немного о нашем сообществе и ответы на вопросы Мы в соц.сетях:
Вконтакте   Facebook   Twitter   Одноклассники
Обратная связь    Багоприемник